Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Интеллектуальная собственность - Соотношение вещных и интеллектуальных прав

Соотношение вещных и интеллектуальных прав

Статья 1227. Интеллектуальные права и вещные права

1. Интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

2. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением случая, предусмотренного абзацем вторым пункта 1 статьи 1291 настоящего Кодекса.

3. К интеллектуальным правам не применяются положения раздела II настоящего Кодекса, если иное не установлено правилами настоящего раздела. 1. Как известно, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации могут быть выражены в различных формах (см.

ст. 1225 ГК и комментарий к ней). Так, в силу п. 3 ст. 1259 ГК РФ авторские права распространяются на произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе письменной, устной форме (в виде публичного произведения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

В комментируемой статье имеются в виду только те ситуации, когда результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации выражены в неком материальном носителе (вещи), т.е.

в виде рукописи, картины, скульптуры и т.д.

Долгое время права на нематериальное содержание портретов, других картин, скульптур, украшений («права из вещи») были практически неотделимы от «права на вещь», так как не только вероятность, но и возможность нарушения нематериальных интересов обладателя произведения искусства, нарушения его права на «произведение-вещь» была ничтожно мала .

——————————— Маковский А.Л. Исключительные права в концепции части четвертой Гражданского кодекса // Гражданское право современной России / Сост. О.М. Козырь и А.Л. Маковский.

М.: Статут, 2008. С. 107, 108. И.А. Покровский, например, писал:

«Насколько мало ценилась в римском праве духовная деятельность сама по себе, видно уже из того, что в классическую эпоху, например, поэма, написанная на чужом писчем материале, или картина, нарисованная на чужой доске, принадлежали не поэту или художнику, а собственнику писчего материала или доски»

. Но уже давно пришло осознание необходимости разграничивать права на результаты творческой деятельности, а если они выражены в некой вещи, то и права на соответствующую вещь (условно говоря, «права из вещи» и «права на вещь») .

Так, К.П. Победоносцев, характеризуя авторское право, отмечал, что его

«невозможно смешать с правом собственности как понятие вполне однородное… право здесь отделено от своего материального предмета… Рукопись может сгореть, экземпляры могут все истребиться, а право все существует, точно так же, какое до того было»

. ——————————— Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права.

М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998. С. 133. Там же. Победоносцев К.П.

Курс гражданского права. Первая часть. Вотчинные права. 3-е изд. СПб., 1983.

С. 629 (в настоящее время эта работа переиздана издательствами «Статут» (2002 г.) и «Зерцало» (2003 г.)). Неким «прообразом» правила, содержащегося в комментируемой статье, является норма, которая была предусмотрена в п. 5 ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Но это правило распространяется на все виды интеллектуальных прав (не только на исключительные права) и на все виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, действует оно в том числе и при переходе права собственности. Соответствующие правила апробированы судебной практикой и имеют значение также для налогообложения и таможенного регулирования .

——————————— Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» // Вестник ВАС РФ. 1999. N 11; Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 12 сентября 2006 г. N Ф04-5940/2006(26311-А46-23) по делу N 18-1821/05, ФАС Московского округа от 15 августа 2001 г.

N КГ-А40/4242-01. Определение ВАС РФ от 21 марта 2008 г. N 3648/08, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 19 декабря 2007 г.

по делу N А56-44107/2006, Президиума ВАС РФ от 2 августа 2005 г. N 2617/05 по делу N А55-7375/2004-30, Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2004 г.

N 6579/04 по делу N А40-33000/03-33-393, ФАС Западно-Сибирского округа от 12 мая 1998 г.

N Ф04/667-155/А70-98 по делу N А70-6/3-98. Постановления ФАС Московского округа от 21 мая 2009 г. N КА-А40/4185-09 по делу N А40-34264/08-94-320, ФАС Московского округа от 7 сентября 2009 г.

N КА-А40/7413-09 по делу N А40-90596/08-148-694. 2. Итак, право собственности или иное вещное право на материальный носитель, в котором выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, существует одновременно с интеллектуальными правами на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Естественно, что смена собственника (обладателя иного вещного права) не означает смену обладателя интеллектуального права.

Таково общее правило. Исключение составляет норма, предусмотренная в п. 2 ст. 1291 ГК РФ, которая является новеллой для российского гражданского законодательства и распространяется на оригиналы произведений, т.е. действует только в сфере авторского права и смежных прав публикатора. Это касается прежде всего таких произведений, материальные носители которых существуют в единичном экземпляре, в частности произведения изобразительного искусства, рукописи.
Это касается прежде всего таких произведений, материальные носители которых существуют в единичном экземпляре, в частности произведения изобразительного искусства, рукописи.

При отчуждении оригинала произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором произведения, исключительное право на произведение переходит к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное (см. комментарий к ст. 1291 ГК). В том случае, если собственник оригинала произведения не является обладателем исключительного права, он вправе согласно абз. 2 п. 1 ст. 1291 ГК РФ без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения демонстрировать оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами (см.

комментарий к ст. 1291 ГК). С оригиналом произведения связаны реализация автором права доступа (см. комментарий к ст. 1292 ГК) и права следования (см.

комментарий к ст. 1293 ГК), а также принцип исчерпания прав (ст. 1272 ГК). 3. Названные выше правила распространяются и на наследников автора.

В том случае если срок действия авторского права истек, а произведение было обнародовано по истечении данного срока, то у публикатора (лица, обнародовавшего это произведение) возникают смежные права.

При этом согласно п. 1 ст. 1343 ГК РФ при отчуждении оригинала произведения собственником, обладающим исключительным правом публикатора на это произведение, исключительное право переходит приобретателю оригинала произведения, если иное не предусмотрено договором. 4. Необходимо разграничивать положения данной статьи и принцип исчерпания права, который также связан с материальными носителями объекта (экземплярами произведений и т.п.) и не влечет перехода исключительного права. Данный принцип конкретизирован ГК РФ применительно к отдельным результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации в ст.

1272 (произведения науки, литературы и искусства), 1325 (фонограммы), 1344 (обнародованные произведения, ставшие общественным достоянием), п. 6 ст. 1359 (объекты патентного права), п. 6 ст. 1422 (селекционные достижения), п.

3 ст. 1456 (топологии интегральных микросхем), ст. 1487 (товарные знаки) и состоит в возможности свободного использования материального носителя объекта, правомерно введенного в гражданский оборот с согласия правообладателя. Навигация по записям © 2021—2021 Гражданский кодекс Российской Федерации со всеми изменениями и дополнениями.

Комментарий к статьям ГК РФ.

Понятие и соотношение интеллектуальной собственности, интеллектуальных прав и права интеллектуальной собственности

Согласно п. 1 ст. 1225 ГК интеллектуальной собственностью являются результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана, такие как:

  1. — программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);
  2. — изобретения;
  3. — фирменные наименования;
  4. — фонограммы;
  5. — секреты производства (ноу-хау);
  6. — сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);
  7. — селекционные достижения;
  8. — исполнения;
  9. — топологии ИМС;
  10. — полезные модели;
  11. — коммерческие обозначения.
  12. — товарные знаки и знаки обслуживания;
  13. — наименования мест происхождения товаров;
  14. — произведения науки, литературы и искусства;
  15. — промышленные образцы;
  16. — базы данных;

Своеобразная редакция ст. 1225 ГК позволила некоторым специалистам заговорить о «революции» в понимании категории интеллектуальной собственности.

Стали говорить о том, что если раньше (до 1 января 2008 г.), когда действовала утратившая силу ст. 138 ГК («Интеллектуальная собственность»), иод интеллектуальной собственностью можно было понимать совокупность авторских, смежных, патентных и т.н. исключительных прав (и это полностью отвечало трактовке интеллектуальной собственности в н.

VIII ст. 2 Стокгольмской конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) (г.

Стокгольм, 14 июля 1967 г.), в которой участвует Россия, то теперь под данной собственностью следует вроде бы понимать сами результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. На самом деле никакой «революции» не произошло. В угоду креативным профессионалам (писателям, художникам, музыкантам, изобретателям, дизайнерам и др.) в определении «интеллектуальной собственности» разработчики части четвертой ГК перечислили в ней все охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Но это отнюдь не означало, что без прав на данные результаты и средства можно всерьез говорить об интеллектуальной собственности. На самом деле по смыслу п. 1 ст.

1225 ГК указанные результаты и средства становятся интеллектуальной собственностью при наличии двух взаимосвязанных условий. Во-первых, их охрана должна предусматриваться (потенциально предоставляться им) законом, и, во-вторых, она должна быть реально предоставлена конкретному результату интеллектуальной деятельности или средству индивидуализации.

Между тем момент предоставления правовой охраны указанному результату или средству и, следовательно, превращения его в реальную интеллектуальную собственность зависит от вида результата или средства индивидуализации. Если авторско-правовая охрана произведения науки, литературы и искусства возникает в силу самого факта его создания и выражения в объективной форме, то охрана результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, подлежащего обязательной государственной регистрации, наступает только после прохождения довольно сложной и подчас длительной заявочно-экспертной процедуры, регистрации результата или средства и выдачи заявителю охранного документа в форме патента или свидетельства.

Поэтому признание любого подлежащего обязательной государственной регистрации результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации интеллектуальной собственностью до выдачи охранного документа некорректно (необоснованно). Иначе говоря, согласно п. 1 ст. 1225 ГК категория интеллектуальной собственности применима только к реально охраняемому результату интеллектуальной деятельности или средству индивидуализации, на которое у конкретного субъекта имеются реальные права.

Такая квалификация интеллектуальной собственности соответствует Конвенции, учреждающей ВОИС. Согласно ст. 2 «VIII» данной Конвенции «интеллектуальная собственность включает права», относящиеся, в частности, к «литературным, художественным и научным произведениям, исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности».

Важно и другое: в названии части четвертой ГК отсутствуют слова «интеллектуальная собственность». Однако в двух статьях (из 327) данной части ГК эта категория все-таки упоминается в концептуально-дефинитивном смысле: в и.

1 ст. 1225 («Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации») и в ст. 1246 («Государственное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности»). Упоминается эта категория в том же смысле и в ст. 128 ГК, в которой к объектам гражданских прав отнесены «охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность)».

128 ГК, в которой к объектам гражданских прав отнесены

«охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность)»

. Кроме того, в п. 4 ст. 769 ГК предусматривается обязательность соответствия условий договоров на выполнение НИОКР

«законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности)»

.

Кроме того, термин «интеллектуальная собственность» многократно употребляется в названии федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности и федерального органа исполнительной власти, осуществляющего нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности (ст. 1232, 1247, 1248, 1262, 1346, 1353, 1363, 1366, 1368, 1374-1379, 1381-1384 и др.).

Вместе с тем в части четвертой ГК многократно используется категория «интеллектуальных прав» (ст. 1226,1227,1231,1248,1250 и др.), в том числе такого их вида, как «исключительное право» (ст. 1226, 1228—1235 и многие другие).

Так, в ст. 1226 права на охраняемые (в ст.

1226 ГК слово «охраняемые» опущено, но оно согласно и. 1 ст. 1225 само собой предполагается) результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации именуются интеллектуальными правами. Данная собирательная категория, уже десятки лет употреблявшаяся в зарубежной, в частности французской, бельгийской, правовой доктрине, впервые введена в ГК.

Объяснить данное «терминологическое многообразие» можно только тем, что первоначально, по замыслу ее российских сторонников, этой категорией предполагалось заменить как неадекватный ее природе термин «интеллектуальная собственность». Однако, поскольку этот термин приобрел мировое признание и употребление, в том числе закреплен в Конституции (ст.

44, 71) и в Стокгольмской конвенции, учреждающей ВОИС, он используется и в ГК. Вследствие этого категория интеллектуальных прав приобрела в ГК самостоятельное значение.

Вместе с тем содержание данной категории претерпело в части четвертой ГК существенную метаморфозу по сравнению с зарубежной доктриной.

Если в последней речь шла об интеллектуальных правах только как о личных неимущественных правах, не являющихся интеллектуальной собственностью, то в ст.

1226 ГК в состав интеллектуальных прав включено в первую очередь исключительное право, являющееся имущественным правом, а уже затем (и то лишь в случаях, предусмотренных ГК) — личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.). Категория «право интеллектуальной собственности» в ГК вообще отсутствует.

Поэтому ее использование нуждается в подробной интерпретации. Право интеллектуальной собственности можно рассматривать в четырех аспектах: 1) как совокупность правовых норм; 2) как учебную дисциплину; 3) как науку (доктрину) правоведения и 4) как сферу осуществления и защиты интеллектуальных и связанных с ними прав. 1. Право интеллектуальной собственности как совокупность правовых норм.

Как совокупность правовых норм право интеллектуальной собственности различными юристами признается в качестве либо самостоятельной отрасли права, либо подотрасли гражданского нрава, либо комплексного института права, либо, наконец, суперинститута (в смысле сверхбольшого института) гражданского права (наряду с такими суперинститутами, как вещное, обязательственное или наследственное право).

Последняя трактовка представляется наиболее обоснованной и убедительной, и она пользуется наибольшим признанием в российской юридической науке.

В качестве суперинститута гражданского права право интеллектуальной собственности представляет собой совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих отношения: 1) по охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации товаров и их производителей (далее — результаты и средства); 2) по установлению режима их использования (кто вправе и кто не вправе использовать); 3) по наделению создателей результатов и средств и других субъектов (по закону или договору) исключительными (имущественными), личными неимущественными (моральными) правами (правом авторства, правом на имя и т.п.), иными правами (правом следования, правом доступа) и другими правами, например, правом подачи заявки на изобретение или другой результат интеллектуальной деятельности; а также 4) но осуществлению и защите данных прав.

Ядром права интеллектуальной собственности как суперинститута гражданского права служит исключительное интеллектуальное право. По совокупному смыслу ст. 1225 и 1226 ГК данное право можно назвать

«интеллектуальным имущественным правом на интеллектуальную собственность»

или для краткости «правом интеллектуальной собственности».

И дело здесь не в любви или нелюбви к проприетарной концепции исключительных прав и тем более не в каком бы то ни было причислении интеллектуальной собственности к собственности вещной. Несоответствие категории «интеллектуальная собственность» правам на нематериальные результаты умственного труда, а также приравненным к ним средствам индивидуализации давно осознано многими представителями мирового юридического сообщества. Однако для ее сохранения существует ряд формальных причин.

Прежде всего данная категория содержится в Стокгольмской конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности — ВОИС (1967 г.), в которой участвует и Россия. Кроме того, у нас это понятие закреплено в ст.

44 и в п. «о» ст. 71 Конституции.

Поэтому «интеллектуальная собственность», несмотря на ее полное несовпадение с вещной собственностью, сохранялась и сохраняется в ГК. При этом до 1 января 2008 г. употреблявшийся некоторыми юристами термин «право интеллектуальной собственности» воспринимался как тавтология, поскольку но смыслу ранее действовавшей ст.
При этом до 1 января 2008 г. употреблявшийся некоторыми юристами термин «право интеллектуальной собственности» воспринимался как тавтология, поскольку но смыслу ранее действовавшей ст.

138 ГК «интеллектуальная собственность» сама по себе могла трактоваться как совокупность авторских, смежных, патентных и т.п. исключительных прав. Поскольку данное право устанавливается на интеллектуальную собственность, то в полном соответствии с трактовкой интеллектуальной собственности в ст.

1225 и 1226 ГК рассматриваемое право следует именовать

«исключительным (имущественным) интеллектуальным правом на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий»

с последующим исчерпывающим перечислением 16 подобных результатов и средств, начиная с произведений науки, литературы и искусства и заканчивая коммерческими обозначениями. Для того чтобы не занимать всякий раз при употреблении термина «исключительное интеллектуальное право» полстраницы текста, предлагается в качестве его синонима, используя простой прием юридической техники, именовать данное право «правом интеллектуальной собственности» (если из контекста не следует иное). Кроме того, подобное наименование явно обладает большей выразительностью и привлекательностью для любого правообладателя.

Именно данное интеллектуальное право является предметом гражданского оборота. В соответствии с этим в и. 4 ст. 129 ГК, введенном Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ, предусмотрено, что хотя результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст.

1225 ГК) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому, права на такие результаты и средства могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены ГК. В данном случае под отчуждаемыми правами могут пониматься только исключительные права.

Вместе с тем к указанной совокупности гражданско-правовых норм как права интеллектуальной собственности традиционно причисляют нормы квазиадминистративно-правового, конституционно-правового характера (об экспертизе заявок на регистрируемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, о правовом статусе и функциях федерального органа по интеллектуальной собственности и т.п.), а также многие другие гражданско-правовые нормы по приобретению исключительных интеллектуальных прав (например, по договору или в порядке наследования) либо по распоряжению данными правами путем их отчуждения или предоставления права использования их объектов по лицензионным и иным договорам (коммерческой концессии, доверительного управления, франчайзинга и т.п.). Разумеется, последние блоки гражданско-правовых норм относятся к таким суперинститутам, как наследственное и обязательственное право. Однако, поскольку указанные нормы применяются с учетом большой специфики обязательств по приобретению и распоряжению интеллектуальными правами, обусловливаемой нематериальным характером, творческой и нетоварной природой объектов интеллектуальных нрав, данные нормы также традиционно причисляют к сфере права интеллектуальной собственности.

Совокупность норм права интеллектуальной собственности выражается в адекватном гражданском законодательстве. В традициях статутной концепции систем европейского континентального права в России до 1 января 2008 г.

на базе общих норм ГК действовало шесть законов: 1) Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах»; 2) Патентный закон; 3) Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных»; 4) Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем»; 5) Закон РФ «О селекционных достижениях» и 6) Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». С 1 января 2008 г. все эти законы утратили силу.

Им на смену пришла часть четвертая (разд. VII) ГК (ст. 1225—1551), именуемая

«Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации»

. Кроме того, в регулировании отношений но поводу интеллектуальной собственности с нормами гражданского права функционально взаимодействуют нормы целого ряда других отраслей права — как частного, так и публичного, таких, например, как семейное право (в связи с регламентацией прав супругов на объекты интеллектуальной собственности в рамках брачных договоров), и международного частного права (включая ст.

1186— 1194 разд. VI ГК о международном частном праве и нормы международных конвенций с участием России, прежде всего Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г., Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. и Соглашения TRIPS). Нормы трудового нрава используются в связи с квалификацией служебного результата интеллектуальной деятельности, которым признается, в частности, любое

«произведение науки, литературы или искусства, созданное в пределах, установленных для работника (автора) трудовых обязанностей»

(п.

1 ст. 1295 ГК), либо

«изобретение, полезная модель или промышленный образец, созданные работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя»

(п. 1 ст. 1370 ГК). Конституционно-правовой характер имеют нормы п.

1 ст. 44 Конституции («интеллектуальная собственность охраняется законом») и п. «о» ст. 71 Конституции, в силу которого «правовое регулирование интеллектуальной собственности находится в ведении Российской Федерации». К числу норм, функционально взаимодействующих с конституционным правом, можно отнести нормы ст.

К числу норм, функционально взаимодействующих с конституционным правом, можно отнести нормы ст. 1246 ГК о государственном регулировании отношений в сфере интеллектуальной собственности, а также Указ Президента РФ от 24.05.2011 № 673

«О федеральной службе по интеллектуальной собственности»

. В сфере интеллектуальных прав применяются также нормы конкурентного права, в том числе Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», а также налогового нрава (в соответствии с НК), в случаях, когда обладатели интеллектуальных прав нарушают нормы антимонопольного права или используют приемы недобросовестной конкуренции либо претендуют на использование налоговых льгот, предоставляемых субъектам данных прав.

Конкурентно-правовой характер носят некоторые нормы и самого гражданского права, предусматривающие, например, обязательство пользователя по договору коммерческой концессии «не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав (п.

1 ст. 1033 ГК). 2. Право интеллектуальной собственности как учебная дисциплина.

Как учебная дисциплина право интеллектуальной собственности изучается студентами высших юридических учебных заведений.

Право интеллектуальной собственности как учебная дисциплина во всех юридических высших учебных заведениях имеет целью изучение совокупности авторских, смежных, патентных и т.п. исключительных, а также иных интеллектуальных прав. Одновременно целью права интеллектуальной собственности как учебной дисциплины является освещение процессов формирования законодательства об интеллектуальной собственности, доктрине данного права в России, в других странах и в международных соглашениях, а также в сфере осуществления судебной либо иной защиты интеллектуальных и других прав.

И в этой связи (наряду с материально-правовыми нормами о защите интеллектуальных прав) изучаются также некоторые процессуально-правовые нормы и законодательство о статусе и полномочиях судебных органов, в том числе созданного в 2013 г.

в системе арбитражных судов России Суда по интеллектуальным правам. 3. Право интеллектуальной собственности как наука (доктрина) правоведения исследует на базе общей науки права и во взаимосвязи с наукой гражданского и некоторых других отраслей частного и публичного права все проблемы данного абсолютно-правового суперинститута, его становление, развитие и современное состояние, а также связанные с ним суперинституты обязательственных, наследственных и некоторых процессуальных прав.
3. Право интеллектуальной собственности как наука (доктрина) правоведения исследует на базе общей науки права и во взаимосвязи с наукой гражданского и некоторых других отраслей частного и публичного права все проблемы данного абсолютно-правового суперинститута, его становление, развитие и современное состояние, а также связанные с ним суперинституты обязательственных, наследственных и некоторых процессуальных прав.

Результатами исследования являются оценка достоинств и недостатков законодательства, доктрины, правоприменения, судебной и иной практики и разработка предложений по совершенствованию как данного законодательства, так и правоприменительной практики но осуществлению судебной и иной защиты нарушенных или оспоренных интеллектуальных и иных связанных с ними прав.

Учреждение ВОИС привело к созданию Международной ассоциации по развитию обучения и исследований в области интеллектуальной собственности (ATRIP). В связи с присоединением Российской Федерации с 1 июля 1965. г. к Парижской конвенции была создана национальная группа Международной ассоциации по охране промышленной собственности (ЛИНИИ).

Членство автора настоящего издания в ATRIP (с 1982 г.) позволяет шире информировать мировую общественность о развитии права интеллектуальной собственности в России.

Одновременно оно дает возможность оперативного ознакомления с новыми тенденциями в сфере права интеллектуальной собственности в зарубежных странах благодаря регулярным публикациям отчетов о ежегодных конгрессах данной ассоциации.

  1. 2
  2. 4. Право интеллектуальной собственности как сфера осуществления и защиты интеллектуальных и связанных с ними прав. Как сфера осуществления и защиты интеллектуальных и других связанных с ними прав право интеллектуальной собственности представляет собой область применения на практике норм об охране конкретных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, рассмотрения и разрешения споров, связанных с нарушением прав, в том числе по поводу контрафакта и интеллектуального пиратства. Защите интеллектуальных прав посвящены специальные статьи 1250—1252 ГК РФ.

Наряду со ст. 1250 (защита интеллектуальных прав), 1251 (защита личных неимущественных прав) и 1252 ГК (защита исключительных прав) делу защиты интеллектуальных прав служат нормы ст.

146, 147 и 180 УК, предусматривающие ответственность за нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также за незаконное использование товарного знака. Естественно, в связи с защитой интеллектуальных прав и ответственностью за их нарушение широко используются нормы процессуального законодательства.

Особо следует сказать о Федеральном конституционном законе от 08.12.2011 № 422-ФЗ, в соответствии с которым в России в феврале 2013 г. создан и начал действовать в системе арбитражных судов Суд по интеллектуальным правам.

Дела, связанные с интеллектуальными правами, регулярно рассматривает и разрешает Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ.

В контексте всех аспектов права интеллектуальной собственности, включая как обоснование издания новых и корректировки действующих нормативных правовых актов, так и осуществления и защиты интеллектуальных и связанных с ним прав следует особо отметить важную роль не только таких государственных органов, как прежде всего Минэкономразвития, Минкультуры, Минобрнауки, Минсельхоз и Минобороны России, и функционирующих в их составе федеральных служб, в первую очередь Роспатента, но и созданных при них научно-технических советов. В этом плане важную роль играет объединенный научно-технический совет Роспатента и Федерального института промышленной собственности. Характеристика всех аспектов права интеллектуальной собственности была бы неполной без оценки перспектив развития данного права, прежде всего как суперинститута гражданского права.

Речь идет о формировании в России и во всем мире полномасштабного специального юридического инструментария как самой интеллектуальной собственности, так и неохраняемых коммерчески ценных интеллектуальных достижений (ноу-хау, нскоцид и т.п.), находящихся в фактической монополии их разработчиков (подробнее см. в параграфе 6.2 настоящего учебника). Необходимость в подобном инструментарии, отличном от создававшегося тычячелетиями (начиная с римского частного права) вещного инструментария (в том числе обязательственных, наследственных и других правоотношений по поводу вещей) диктуется нематериальной природой результатов интеллектуальной деятельности (равно как и по сути своей средств индивидуализации), а также преимущественно творческим (самостоятельным умственным) характером труда по их созданию.

О развитии права интеллектуальной собственности в данном направлении свидетельствует даже проблематика новейших международных научных форумов. Так, в июне 2013 г. в г. Оксфорде (Великобритания) состоялся 32-й Конгресс Международной ассоциации по развитию обучения и исследований в области интеллектуальной собственности.

Он проходил под характерным девизом: «Is Intel Intellectual Property a lex Specialis?» (т.е.

«Является ли интеллектуальная собственность специальным законом?»

).

В докладе члена ATRIP представителя России на данном Конгрессе (автора настоящего учебника, одного из учредителей ATRIP в 1982 г. в Швейцарии) также были высказаны доводы в пользу положительного ответа на данный вопрос. Он состоял в следующем. Между абсолютным вещным правом, обязательствами и другими (в том числе наследственными) правоотношениями по поводу вещей, складывавшимися в течение тысячелетий, и правоотношениями по поводу нематериальных результатов интеллектуальной (т.е.

умственной) деятельности и прав на них существуют кардинальные различия, диктующие необходимость выработки адекватного специального юридического инструментария. Россия, как и другие страны, сейчас, возможно, находится где-то на полпути этого процесса.

Результатом интеллектуальной деятельности является выраженный в объективной форме ее продукт, именуемый в зависимости от его характера произведением науки, литературы, искусства, изобретением, промышленным образцом или товарным знаком.

Каждому из этих результатов присущи свои особые условия их охраноспособности и использования, а также осуществления и защиты прав их авторов. Вместе с тем все они обладают рядом общих признаков.

Во-первых, результаты интеллектуальной деятельности (в том числе ноу-хау), в отличие от объектов вещных прав, как уже отмечалось, имеют идеальную природу.

Произведения науки и техники — это определенные системы научных и технических понятий или категорий. Литературные и художественные произведения представляют собой идеальные системы литературных либо художественных образов.

Нематериальны и все средства индивидуализации.

Разумеется, указанные категории, образы и средства индивидуализации обозначаются (выражаются вовне) буквенными, цифровыми и иными знаками, символами, изобразительными или звуковыми средствами и зачастую существуют на определенных материальных носителях (бумаге, холсте, бронзе, мраморе, пленке, диске и т.и.), что позволяет ассоциировать их с вещами, т.е. предметами природы или продуктами труда, обладающими физическими, химическими, биологическими и т.п. свойствами, т.е. натуральной формой.

Вследствие наличия данной формы вещи подвержены износу, т.е. амортизации и даже (потребляемые вещи) исчезновению из гражданского (имущественного) оборота.

Однако от этого сами результаты интеллектуальной деятельности, включая средства индивидуализации, в том числе объемные, не перестают быть идеальными объектами.

Как всякие нематериальные объекты, не имеющие натуральной формы, результаты интеллектуальной деятельности не подвержены износу (амортизации).

Они могут устаревать лишь морально. Во-вторых, право не может прямо воздействовать на мыслительные процессы, протекающие в головном мозге человека.

Процессы мыслительной деятельности остаются за пределами действия правовых норм. Однако, не имея возможности непосредственно влиять на создание результатов интеллектуальной деятельности (включая ноу-хау и средства индивидуализации), право в состоянии позитивно воздействовать на этот процесс путем выработки правовых форм организации научно-технической и иной творческой деятельности и закрепления в дефинитивных нормах условий охраноспособности ее результатов и средств индивидуализации. ГК уже сейчас верно констатирует независимость интеллектуальных прав от вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором воплощен соответствующий результат умственного труда.

В ст. 1227 ГК сказано, что интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство и нд и виду ал изаци и. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением случая отчуждения оригинала произведения его собственником (согласно абз. 2 п. 1 ст. 1291 ГК). Объясняется это прежде всего и главным образом нематериальным (идеальным) характером результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+